Не хочу рожать от второго мужа


возможные трудности и советы психологов

С каждым годом статистика разводов в России растёт и детей, воспитываемых без отца, становится больше. Женщины вступают во второй брак более осмысленно и учитывают не только свои предпочтения в характеристике мужчины, но и чувства своих детей от первого брака, их желание или нежелание принять нового человека в семью.

Выбранный кандидат становится не только мужем, а еще и отцом чужого ребенка. И тут главное для мамы, чтобы новый папа принял ее малыша как родного. Каждый взгляд мужчины, каждое его слово и действие в сторону чада будет с огромной долей критики рассматриваться женщиной долгое время после брака. Не обижает ли?

Справедлив ли муж к приемному малышу? Оказывает ли должное внимание? Можно ли доверить ему своё любимое чадо и сбегать на маникюр? Сто вопросов проносятся у мамы в голове, пока она пытается разглядеть истинные чувства второго мужа к ребенку от первого брака. И вот в такие моменты маме совсем не хочется рожать ребенка во втором браке.

Почему женщины не хотят рожать ребенка во втором браке?

Прожив вместе какое-то время, естественно встает вопрос о совместном малыше. Мужчине нужен наследник для продолжения рода. Мужчина – добытчик, и он хочет нажитое имущество оставить своему чаду.

Но почему же многие женщины не хотят рожать ребенка от второго мужа? Ответ частично кроется в самом вопросе. Брак второй, ошибки первого еще свежи в памяти.

У женщины уже есть страх остаться одной с детьми, и чем больше детей, тем больше трудностей после развода. Еще один страх, наверное, один из самых больших, как муж будет относиться к старшему ребенку после рождения родного? Ведь родной малыш – это своя кровь, свои гены, и, глядя на него, муж будет угадывать свои черты.

Родственники мужа примут родного внука с теплотой и любовью. Редко, когда чужое чадо вызывает подобные чувства у новой родни. Терпимость и благодушие, а порой обыкновенное равнодушие – да, но никак не любовь и ласку. Мамам приходится терпеть такое отношение к своему чаду. И что делать в такой ситуации?

Любить никого заставить нельзя, и мамы стараются как можно реже сталкивать малыша с новыми родственниками. А вот если появится совместный малыш — встречи станут неизбежными, бабушки и дедушки захотят чаще видеться с новым членом семьи.

Что же будет чувствовать в подобной ситуации старший ребенок? Младшего холят и лелеют, а ему останется сидеть тихонечко наблюдать в сторонке. Еще одна причина не рожать малыша в новом браке – страх травмировать старшего ребенка.

Пережитый развод родителей и чувство ненужности, а порой и вины в сложившейся ситуации уже отрицательно сказались на психике малыша, и рождение младшего члена семьи и всеобщее внимание к нему могут привести к еще большей замкнутости и отстраненности.

И тут, безусловно, надо учитывать его психологическое состояние. Очень много людей приходят во взрослый мир закомплексованными, и часто это дети от первого брака, не получившие необходимого внимания и любви.

Если все же чаша весов перевесит в сторону совместного ребенка, маме надо обязательно понаблюдать за старшим чадом, поговорить с ним на тему младшего брата или сестры и, если есть возможность, проконсультироваться с детским психологом. Специалист, несомненно, даст правильный совет на счет психологического состояния, поможет подобрать правильные слова.

Нужен ли общий ребенок для сохранения семейных уз?

Отношения между мужчиной и женщиной во втором браке строятся по двум сценариям: либо взаимопонимание, либо взаимонепонимание. Хорошо, когда все вопросы решаются диалогом и приходят к общему знаменателю без взаимных претензий и упреков.

Но часто наблюдаются семьи, где супруги не оправдывают ожиданий своих половинок. И если муж в такой семье пытается прийти к душевному спокойствию с помощью дополнительной работы, выпивки, друзей или гулянок, женщина начинает искать выход в совместном малыше.

Вернее, ей кажется, что родив мужчине сына или дочь, он как привязанный будет сидеть дома и испытывать безмерное чувство благодарности и любви к жене. Не будет.

Если нет взаимопонимания, если часто случаются ссоры, конечно, если эти ссоры не на почве отсутствия совместного малыша, то после рождения последнего ничего не изменится.

С появлением маленького человека в семье внутренняя напряженность только возрастает. Очень много внимания к себе требует именно новорожденный малыш, так что основное внимание матери приковывается именно к нему.

Еще и отсутствие необходимого времени для ухода за собой делает женщину менее привлекательной, что совсем не прибавляет ей достоинств в глазах мужа. Мужчина начнет нервничать еще больше.

Постоянные недосыпы, упреки со стороны жены, отсутствие ласки со стороны последней сделают свое дело, и отношения станут еще хуже, чем до рождения малыша.

Вывод – не стремитесь привязать к себе мужчину с помощью ребенка. Если у вас все хорошо между собой, то малыш должен быть желанным членом семьи, а не способом сохранения семейных уз.

Как могут дети, рожденные во втором браке, негативно повлиять на отношения?

Очень часто женщины жалуются на отношения между ребенком от первого брака и новым мужем. Чаще всего они обижаются на то, что мужчина не принял ее малыша, не смог полюбить как родного, и при этом стремятся как можно скорее родить совместное чадо.

Думают, что после рождения ребеночка пробудившиеся отцовские чувства «зацепят» и приемного. К несчастью, так не происходит.

Если мужчина не принял чужого ребенка изначально – это лишь означает, что любви к матери этого ребенка он не испытывал и не сможет уже принять душой и сердцем малыша от другого мужчины. После рождения же своей кровиночки отношение мужчины может стать еще хуже к неродному.

Последний сразу перейдет в статус «большого» и «чужого». Требования и недовольства к нему только возрастут, равнодушие будет проявляться все чаще, и женщине придется жить на две семьи: она и ребенок от первого брака, она и новый муж и совместный с ним малыш.

Ей все-время нужно будет защищать старшего ребенка от нападок мужа.

Когда младший подрастет, в любых конфликтных ситуациях отец будет вставать на сторону своего чада, и матери придется делать выбор: принимать сторону старшего для уравновешивания сил, что безусловно будет приводить к обиде со стороны мужа и младшего малыша, или вставать на сторону последних, от чего уже первенец почувствует себя лишним членом семьи.

Конечно, женщине, прежде чем решаться на малыша во втором браке, обязательно надо посмотреть на отношение нового мужа к ребенку от первого брака.

Что делать, если муж хочет наследника?

Если ваш муж хочет своего ребенка, при этом любит вашего, к вам относится внимательно и с любовью, то, конечно же, причины не рожать могут быть только медицинские.

Но если все не так гладко в вашей семейной жизни, муж не смог принять вашего ребеночка как своего, в вашей семье часто случаются конфликты, и он при всем при этом просит наследника – найдите способ его переубедить.

Потому что, как писалось ранее, отношения ваши лучше не станут. Муж получит что хочет, род его не прервется, а вот вам и вашему старшему ребенку придется несладко.

Конечно же, психологи могут писать кучу статей на тему психологического климата в семье и возможности в них рождения счастливых детей, но рожать или не рожать ребенка во втором браке решать только мужчине и женщине.

И шаг этот должен быть осознанным, основанным не на чувствах, а скорее на разумных доводах, потому что полагаясь только на свои желания, люди обычно не видят всю обстановку со стороны и не замечают чувств близких людей.

Дорогие читатели, информация в статье могла устареть, воспользуйтесь бесплатной консультацией позвонив по телефонам: Москва +7 (499) 938-66-24, Санкт-Петербург +7 (812) 425-62-38


Мой второй муж

«В 43 года мой муж вернулся к году своего рождения. Я не знаю, что бы мы сделали, если бы ему пришлось работать. К счастью, мой муж получал большую ежемесячную стипендию из целевого фонда, созданного его бабушкой и дедушкой», - говорит один жена в Янгстауне, штат Огайо. «После своего сорок третьего дня рождения мой муж впал в депрессию. Он стал угрюмым, и с ним было трудно справиться. Однажды, после ссоры со мной, он удалился в нашу спальню и не выходил, кроме как поесть.Он пролежал в постели неделю, прежде чем снова вышел. Когда он это сделал, он, казалось, не интересовался всем вокруг. Казалось, он отступил в свой мир; он проводил свои дни, одетый в халат, сидя в кресле.

Ночью начал мочиться в постель. Я пытался напомнить ему сходить на горшок перед сном, но это не помогло. В конце концов, я положила впитывающие прокладки на его сторону нашей кровати, чтобы он мог спать. Я отвела его к врачу, но он не смог найти ничего органического и дал ему лекарство от депрессии и ночного недержания мочи.Он стал отстраненным, расплывчатым, и ему нужно было напоминать обо всем. когда он начал забывать; Я думала, что у него может быть ишемический инсульт, но когда я снова отвела его к врачу, он сказал мне, что мой муж физически в порядке. Врач сказал мне, что он приближается к среднему возрасту.

Каждый день он терял немного больше; сначала мне пришлось раздеть его перед сном, потом отвести его в ванную и помочь с туалетом. Он не мог самостоятельно купаться; Пришлось отвести его в ванную, раздеть, положить в ванну и искупать, как младенца.Когда он начал пачкать кровать, а также намочить ее, я повела его к психиатру. После обследования в своем кабинете он порекомендовал госпитализировать моего мужа. Я отправил его в психиатрическую больницу, где врач проводил электроконвульсивную терапию. Шоковая терапия вызвала состояние замешательства, от которого он так и не оправился. Его лечили антипсихотиками и антидепрессантами безуспешно. Его состояние в больнице продолжало ухудшаться, и психиатр начал терять надежду.Психиатр сказал мне, что моему мужу, вероятно, придется госпитализировать до конца его жизни. Его окончательный диагноз заключался в том, что мой муж - шизофреник гебефренического типа.

Наш адвокат начал судебное разбирательство, чтобы объявить моего мужа психически неполноценным, и выписал его из больницы, находящейся на моем попечении. Вместо того, чтобы помещать его в лечебницу, я решил позаботиться о нем сам. Когда я привел его домой, я перенес его из нашей спальни в запасную. Я положила ему на кровать водонепроницаемый наматрасник и стала класть на ночь подгузники.Он никогда не был злым или жестоким, но вернулся к сладкому, блаженному детству. Через несколько недель он потерял способность питаться, и его пришлось кормить. Он перестал говорить, лепетал и бормотал, как годовалый. Я читал ему детские сказки, чтобы попытаться помочь ему восстановить свою речь. Доктор Зюсс, Винни-Пу и тому подобное. Но казалось, что он с каждым днем ​​все больше регрессировал, пока не мог сообщать о своих потребностях только плачем. Когда он устал, голодал, испытывал жажду, чувствовал себя неуютно или мокрый, мой муж вопил, как младенец.

Его физические навыки также ухудшились; он перестал ходить один и пополз по полу. Единственный способ заставить его ходить - это держать его за руку, как если бы он был еще ребенком, еще учившимся ходить. Он потерял контроль над мочевым пузырем и кишечником, и ему приходилось держать подгузники как днем, так и ночью. После того, как он потерял способность держать чашку, я начал давать ему Ensure в детской бутылочке. Он сидел на полу в подгузниках и часами сосал сосок. Он выглядел и вел себя как годовалый ребенок.Он сосал большой палец, пускал слюни и мочился в штаны, как и в детстве. Он вел себя так, как будто я его мать, и часто плакал, когда хотел, чтобы я его обнимал или обнимал. В крайнем разочаровании я стал относиться к нему как к малышу. Я хлопал его по рукам, ругал, как маленького ребенка, и шлепал, когда он шалил. Странно, но он, похоже, любил, чтобы с ним обращались как с младенцем. Его поведение улучшится сразу после порки, и весь оставшийся день он будет сплошь обнимать и целовать.Я начал ворковать и болтать с ним. Он любил это; когда я так с ним разговаривал, он вспыхивал и радостно хихикал.

Его интеллектуальное состояние тоже пострадало; он рано потерял интерес к большинству телепрограмм, единственными шоу, которые его интересовали, были Care Bears и Barney. После того, как он вернулся к ползанию, он нашел у двери наполненную песком куклу-заглушку и тащил ее за собой в течение недели. Он сидел перед телевизором, глядя на Барни, засунув палец в рот, и обнимал эту проклятую куклу, наполненную песком.Я наконец избавился от него, отдав ему на хранение большого пушистого плюшевого мишку. Это был его постоянный спутник после того, как я ему его подарила. Он даже начал таскать за собой одеяло с кровати, как маленький ребенок; угол одеяла в его кулаке, а большой палец во рту. Я устала стирать его одеяло каждый день и купила ему фланелевое детское одеяло.

Он начал класть предметы в рот; ручки, монеты, пуговицы и тому подобное. Я боялся, что он проглотит и захлебнется чем-то, что подобрал с пола.Я наконец сломался и купил ему пустышки, чтобы он пососал.

Однажды он залез в кухонный шкаф и вытащил все металлические сковороды. Я проснулась в 4 утра и обнаружила, что он сидит на полу в кухне в пеленке и стучит деревянной ложкой по сковороде. Мне приходилось защищать дом от детей, как если бы у меня бегал ребенок. Я даже поставила детские калитки между комнатами. Поскольку он мог только ползать без моей помощи, он не мог пройти через ворота. Я начал покупать детские игрушки, чтобы он чем-то занимался и не попадал в неприятности; сначала тканевые блоки и чучела животных, потом скворечники и кружки для укладки.Пол в гостиной был завален его новыми игрушками; блоки из мягкой ткани, чучела животных, а также разные книжки-раскраски и картинки.

В течение двух лет из-за постоянного сосания у его десен развилась пиорея, а зубы начали гнить. Врачи сказали мне, что мне нужно удалить все его зубы, прежде чем они нарываются. Я попросил стоматолога удалить ему все зубы и после этого кормил его только детским питанием.

В конце концов, я смирился с неизбежным и переделал запасную спальню в детскую, которая остается и по сей день.Я покрасила его в бледно-голубой цвет и повесила подходящую рамку детских обоев с ярким ковровым покрытием внутри и снаружи, чтобы он мог ползать. Чтобы облегчить его кормление, я купила нагрудники и кресло для престарелых с подносом для занятий. У меня был целый набор детской мебели, размер которой соответствовал телу взрослого, сделанный в мебельной мастерской. У меня был детский манеж, детская кроватка и пеленальный столик, сделанные на заказ по его размерам. Я поставил кроватку и пеленальный столик в его комнату, а манеж - в общую комнату. Если не учитывать масштабы мебели в его комнате, можно подумать, что вы попали в детскую.

Через некоторое время я понял, что проще думать о нем как о моем ребенке. Его образование, опыт, ум растаяли, как последний весенний снег. От моего мужа не осталось ничего, кроме младенца, истекающего пеленками. Я горевала о потере мужа, но, по крайней мере, со мной была его часть. Если бы я не могла вернуть своего мужа целым, я была бы рада, по крайней мере, он любил меня, и он был счастлив. У него была такая ласковая беззубая улыбка, и он так ласково бормотал и болтал, что я забыл, что ему сорок три, а не год.Мне показалось, он очаровательно выглядит, играя на полу детской в ​​подгузниках. Он стал ребенком, которого у нас никогда не было. Купила негабаритное кресло-качалку и поставила в детскую. Ночью, перед тем как он ложился спать, мы вдвоем сидели на стуле, и я держал ему бутылку, пока он кормил грудью. Когда он допил свою бутылку, я отрыгнул его, затем держал на руках, качал и пел колыбельные, пока его не положили в кроватку. Я старалась относиться к нему так же, как к своему ребенку, как могла, как ради него, так и ради себя.Я даже начала одевать его как младенца; Я сшила чехлы для подгузников, тапочки, ползунки и цельное белье с кнопками, чтобы облегчить одевание и смену подгузников. Он любил быть одетым во фланелевую спальную рубашку, я думаю, ему нравилось ощущение нечеткости ткани на его коже.

Врачи не давали мне надежды на выздоровление. У моего мужа был ум годовалого ребенка до выступления и тело 45-летнего. В возрасте сорока лет я обнаружила себя матерью мальчика весом в сто шестьдесят пять фунтов.Два года спустя он умер от сердечного приступа. Я заперла детскую и убрала детские вещи моего первого мужа после его смерти.

С тех пор я снова женился. Мой второй муж - спокойный, приятный тип, который позволил мне вести домашнее хозяйство, как я хотела. После того, как я был доминирующим партнером в моем последнем браке, мне не хотелось отказываться от того, что я считал своей прерогативой. С деньгами проблем нет. От первого мужа я унаследовала приличное имение; более чем достаточно, чтобы поддерживать нас на всю оставшуюся жизнь.После шести месяцев брака со вторым мужем он очень заинтересовался детской. Однажды, вернувшись из магазина, я нашла его в детской с открытой и приоткрытой дверью. Я нашла его голым посреди комнаты, моделирующего подгузник. Он зажал его между ног и скрепил концы! Я засмеялся и сказал ему, как мило он выглядел, а затем уговорил его позволить мне повесить это на него. Я заставила его лечь на пеленальный столик, пока покрывала его подгузниками, а затем для большей меры накинула на подгузник пластиковые трусы.Я сказал ему встать и провожу в ванную, чтобы он увидел результаты в зеркале. Он был очарован! Каково же было мое удивление, когда он спросил, может ли он надеть его, чтобы спать той ночью. о нет! Я подумал: он тоже шизофреник? Я надеялся, что, возможно, он просто хотел увидеть, на что это похоже. Я сказала ему, что если он хочет увидеть, как я относилась к своему первому мужу, я согласна, но если он психотик, я бы поместил его в лечебницу. Он заверил меня, что это не так, и я согласилась показать ему, как я ухаживаю за своим первым мужем.Я забрала его зубные протезы и положила в кроватку, чтобы вздремнуть, а сама пошла в магазин за Ensure, детским питанием и одноразовыми подгузниками. Когда я пришел домой, я поставил ему бутылку и пошел в детскую, чтобы его покормить. Когда я вытащила его из кроватки, я была потрясена, обнаружив, что он намочил подгузник! Я отругал его и сказал, что он зашел слишком далеко, но он так искренне извинился, что я простил его. Я сказала ему, что, если он действительно хочет узнать, как я относилась к своему первому мужу, я ему сделаю. Он мог провести остаток недели в пеленках! Я покормила его, сменила подгузник и вывела в гостиную.Я усадила его на пол с игрушками, затем пошла в гараж за старым манежем мужа. Я собрала его в гостиной и посадила моего нового мужа в манеж. Он выглядел просто очаровательно, сидя на манеже! Я сунул ему в рот соску и включил телевизор. Когда я смотрела телевизор, я начала вспоминать своего первого мужа. Я решил, что мне втайне нравилось заботиться о нем. Единственное, чего мне не хватало в наших отношениях после его болезни, так это секса. Если бы мой новый муж был в здравом уме и наслаждался таким обращением, я была бы счастлива побаловать его!

Позже той ночью я отвел его в детскую, чтобы уложить спать.Я положил его в кроватку на бок так, чтобы его ноги были на дне кроватки. Я взял книгу из комода, забрался в кроватку рядом с ним, положив голову на верх кровати, и достал его соску. Его глаза расширились, когда я расстегнула блузку, приподняла грудь и направила сосок к его губам. Он достал сосок до венчика и начал сосать. Я открыл книгу и начал читать ему рассказ доктора Зюсса, пока он кормил мою грудь. Он стонал и хныкал, сосая грудь, что меня очень возбудило.Примерно через десять минут я поменяла грудь и позволила ему некоторое время пососать другую грудь. Я чувствовала его твердый член через подгузник и знала, что он возбужден не меньше меня. Чувство силы опьяняло; Я знал, что он позволит мне делать с ним все, что я захочу. Он выглядел таким милым в своем подгузнике, сося мою грудь. Я позволил ему поработать над другой грудью, пока не смог больше ждать. Я положил книгу и осторожно вынул из его рта синицу, затем перевернул его на спину и заменил соску.Я вылез из кроватки, снял брюки и трусики и вернулся в кроватку поверх него, оседлав его бедра своими коленями. Я спустила переднюю часть подгузника ровно настолько, чтобы вытащить его пенис, и оседлала его. «Будь хорошим малышом, Милое сердце, и мамочка сделает тебя очень счастливой». - сказал я, когда начал медленно накачивать его вверх и вниз. Его стоны удовольствия были заглушены соской, и я продолжала качать, пока мы не достигли оргазма. «Это хороший маменькин сынок! Мама очень довольна своим ребенком. А теперь закрой глаза, дорогая.Пора спать. "Сказал я, зная, что он всегда засыпал после оргазма. Я спешился с него и вылез из кроватки. Я накрыл его пуховым одеялом, затем поднял кроватку." Спокойной ночи, дорогая. - связка ». Я сказал ему, как взял мою одежду и повернулся к двери, заперев ее за собой.

Позже той ночью я проснулся от звука его плача. Он умолял меня, умолял меня прийти и открыть дверь, чтобы он мог пройти в ванную. Я не беспокоился о том, что он выйдет в окно, решетки я установил, когда

Я превратил его в детскую для взрослых, чтобы он не мог выйти из комнаты таким образом.Мочегонное и слабительное, которое я заливал ему в бутылку, подействовали на него. Похоже, скоро он будет носить очень мокрый и грязный подгузник. Я бы сменил его утром; ему нужно было привыкнуть к грязным подгузникам. Я улыбнулся себе, когда я повернулся и снова заснул.

На следующее утро я встал и приготовил себе чашку кофе, а затем приготовил для него бутылку сока. Я допила кофе и вошла, чтобы сменить ему подгузник. Он крепко спал и выглядел на несколько лет моложе своего календарного возраста.Я сняла с него одеяло, чтобы сменить его. Он проснулся, когда я расстегнула ленты подгузников, и я сказала: «Доброе утро! Мамины дети хорошо выспались? Мама собирается сменить диди ребенка. Знал ли ребенок, что на нем грязный диди?» Когда я натянула переднюю часть подгузника между его ног, комнату наполнил запах аммиака и фекалий. Я быстро вычистил и переодевал его, затем протянул ему бутылку сока и сказал: «После того, как вы допили бутылку, я надеюсь, что вы снова заснете.Тебе еще рано вставать, детка ». Я подошла к комоду, сложила испачканный подгузник, взяла из комода банку дезодоратора для комнаты и опрыскала комнату. Дезодорант с ароматом детской присыпки наполнил воздух, когда я вышла из комнаты Он взял с собой свернутый подгузник. Вскоре он снова заснет, я знала, что я добавила ему снотворное.

Примерно через два часа я снова разбудил его, накормил кашей на завтрак и дал ему бутылку смеси. Он немного захныкал, пока я кормила его, так что я знала, что это лечение влияет на него.Я выпустила его из детской, провела в гостиную и заставила ползать по полу передо мной, сося соску. Он так смутился, когда невольно покакал в пеленку на глазах у меня! Я думала, бедняжка сейчас заплачет. Я успокоил его и сказал, что какать в его дайди - это нормально, поэтому он и носил его. У него затуманились глаза, и он выглядел так, словно вот-вот закапает слезы. Я сменила его грязную пеленку и положила в манеж. Затем я дал ему его бутылочку, чтобы он пососал, и включил Care Bears, чтобы он смотрел, пока я убираю в доме.

К концу недели я полностью прервал его приучение к туалету; ему пришлось бы носить подгузники несколько дней, даже если бы я снова согласилась относиться к нему как к взрослому. К несчастью для него, я не собиралась снова выпускать его из подгузников. Когда я сказал ему, что это постоянное соглашение, он вздрогнул. Он плакал от стыда и сказал мне, что просто играет, что на самом деле не это имел в виду! Я засмеялся и сказал ему, что уже слишком поздно. Я обнаружил, чего он действительно хотел в жизни. Я поцеловала его в лоб и сказала, что он очаровательно выглядит в подгузниках.Ему просто нужно было приспособиться к своей новой роли.

Сейчас он проводит большинство вечеров в одних пеленках, ползает по полу и играет с блоками Lego, а я сижу на кушетке вяжу и смотрю телевизор. Он любит такое обращение и стал полностью послушным и покорным. Я нахожу его неотразимо очаровательным, ползающим по полу в подгузниках. Он выглядит таким невинным и беспомощным, играя у моих ног. Он очень напоминает мне моего первого мужа с соской во рту. Я так рада, что мне не нужно беспокоиться о том, что он случайно что-нибудь проглотит.По крайней мере, я могу позволить ему поиграть с чем-нибудь маленьким, вроде Лего.

Когда пришло время ложиться спать, я провожу его в детскую и даю ему вечернюю бутылку. С тех пор, как я нарушил его приучение к туалету, мне не пришлось добавлять в его формулу какие-либо слабительные или мочегонные средства, однако я счел полезным добавить в нее наркотик под названием экстази. Я обычно сам принимаю дозу, прежде чем уложить его в постель. К тому времени, как он допил свою бутылку, мы оба невероятно возбуждены. Я читаю ему рассказы доктора Зюсса каждую ночь, пока он нянчит свою бутылочку перед сном, а потом мы часами занимаемся любовью.Наша личная жизнь никогда не была лучше, он неутомим. Наконец-то я нашла все, что хотела в браке.

Finis

Авторские права 1995 г., Дженнифер Лорейн

.

Синдром второго ребенка: разрушительная сила другого ребенка может склонить чашу весов в отношениях

Второй ребенок традиционно считается завершающим элементом счастливой семейной ячейки, но, как обнаружила Джиллиан Адамс, он также может склонить чашу весов в напряженных отношениях

Появление второго ребенка - особенно если они рождаются вскоре после рождения первого (что часто случается сейчас, когда многие женщины позже становятся матерями) - часто может быть переломным моментом для отношений, в которых уже есть трещины

Я поняла, что мой брак обречен в ту ночь, когда мы привезли из больницы нашего второго ребенка, Джейка.Пока я изо всех сил пыталась успокоить больного коликами 24-часового мальчика на моих руках, в гостиной появился мой муж Алекс с лицом, похожим на гром. «Что не так с этим ребенком?» - спросил он, почти обезумев от усталости - а также с чем-то, чего я не узнал в то время, но теперь знаю, как ужасное чувство, которое со вторым ребенком по пятам за первым, жизнь, как он знал, закончилась.

Когда я сидел там - через день после родов, онемел от истощения, мое тело все еще восстанавливалось после родов - у меня не было сил противостоять Алексу и я надеялся, что его ужасающая реакция на нашего сына превратится в нечто более позитивное после некоторого спокойной ночи.

К сожалению, этого не произошло. Отражение таких звездных пар, как Шарлотта Черч и Гэвин Хенсон (которые закончили свою помолвку в 2010 году, имея детей Руби и Декстер в возрасте всего двух и одного года) и Тайгера Вудса и Элин Нордегрен (чей брак распался в 2009 году после того, как разоблачилась его безудержная измена когда детям Сэму и Чарли было всего два и десять месяцев), наш союз распался из-за напряжения «двое младше двух».

Второй ребенок, по словам Сюзанны Абсе, директора Тавистокского центра семейных отношений, ни в коем случае не виноват лично.

Но их появление - особенно если они рождаются вскоре после первого (что часто случается сейчас, когда многие женщины позже становятся матерями) - часто может быть переломным моментом для отношений, в которых уже есть трещины.

«Те же чувства негодования могут быть вызваны первым ребенком, но они часто уравновешиваются радостью от новизны всего этого», - говорит она. «Когда приходит второй, конкуренция потребностей может быть слишком сильной. Сон - такая основная потребность, и когда его забирают у нас, молодых родителей, он может подтолкнуть нас к детскому состоянию, когда мы не обращаемся с партнером так, как должны.

Когда-то приходилось бороться с двумя детьми, Алекс чувствовал, что задыхается от давления кормильца.

Карен Вудалл, директор Центра разлученных семей, добавляет: «Когда дети сближаются, вы продлеваете время, которое вы проводите. ухаживать за очень маленькими детьми. Жизнь может в конечном итоге сводиться к кормлению, смене подгузников и тому, чтобы немного поспать, насколько это возможно. Тем временем ваши отношения улетучиваются, и вы обнаруживаете себя партнерами в бессонном мире.
С нашими двумя прекрасными младенцами - по одному каждому из них, которым мы очень позавидовали - и обоим было чуть за 30, это должно было быть самое счастливое время в нашей жизни. «Они будут как близнецы!» - хмыкнула я, когда снова забеременела, когда нашей дочери Анне было всего девять месяцев. Но ребенок, который должен был пополнить нашу «идеальную» семью, вместо этого положил конец ее кончине; всего через три года после той ужасной первой ночи мы с Алексом развелись.

Теперь я вижу, что для него один ребенок был как аксессуар - тяжелая работа, да, но также управляемая сущность, которую он мог показать своим друзьям и почувствовать себя мужественно.Хотя Алекс никогда не был из тех, кто меняет подгузники в 3 часа ночи, появление Анны вызвало настоящее чувство радости.
Увидев сейчас фотографии сияющего Алекса со своей привязанной к нему в слинге Бэби Бьорн, я с трудом узнаю его. Как семья из трех человек, мы много путешествовали. Если мы останемся с друзьями на выходные, Анна спала с нами в комнате, и, даже когда мы просыпались ночью, мы оба могли спокойно относиться к этому. И с одной из нее и двумя из нас мы могли бы сыграть «передать посылку» - «Сегодня утром у вас Анна, а я выхожу на пробежку, я буду наблюдать за ней днем, чтобы вы могли подстричься» нам обоим, чтобы сохранить «жизнь» за пределами родительских прав.

Но там, где один ребенок казался Алексу захватывающим, хотя и утомительным, новым приключением, двое детей чувствовали себя «семьей», и не только в положительном смысле. Наша новая ситуация как уютная группа из четырех человек - что-то, что для меня всегда представляло собой идеал - представляла для него давление, ответственность и неустанную тяжелую работу, как дома, так и на работе.

Образ, который Алекс так ценил как молодой человек из города, полностью противоречил обыденной реальности, когда выводили потомство на детскую площадку и собирали кусочки рыбных пальцев с кухонного пола.То, что мне казалось совершенно "нормальным", например, поход в супермаркет вчетвером субботним утром, заставляло его съеживаться; множество других молодых семей Идентикитов, делающих то же самое, заставили его чувствовать себя невыносимо скучным. Когда приходилось бороться с двумя детьми, наступала реальность; казалось, что раньше мы «играли» в родителей.

У нас начались напряженные разговоры о том, как мы собираемся внести в бюджет плату за обучение. Внезапно Алекс задохнулся от давления кормильца.

Огромное давление на родителей сегодня усугубляет проблему, с которой пары сталкиваются, чтобы заставить свои собственные отношения работать

Более чем что-либо, однако, теперь я могу видеть, что появление Джейка завершило мое обращение из «жены» в «мать», и это было ли это изменение в динамике семьи, которое действительно убило нас. Когда у нас была только Анна, это был случай ребенка и мужа, которые делили мое время между ними. Но когда было двое из одного (детей) и только один из другого (муж), победила коллективная сила детей.В то время как индивидуально наши дети могут быть ангелами, вместе, как и большинство братьев и сестер, они превращаются в маленьких монстров, непрерывно борющихся и конкурирующих за наше внимание.

Abse говорит: «Вся энергия уходит на отношения между родителями и детьми. Там, где есть уязвимость в этой области, трещины обычно возникают в результате адаптации к первому ребенку, и, в зависимости от того, насколько они глубоки, второй ребенок может быть соломинкой, которая сломает спину верблюда. '
Прежде чем стать родителями, мы оба работали в СМИ, общались и много путешествовали.Когда приехали дети, я был только счастлив со всем этим попрощаться. Как человек, выросший в очень неполной семье, моей жизненной целью стало создание идеальной обстановки, которой у меня никогда не было.
«Веселье» нашего до-детского существования не было для меня таким важным, в то время как для Алекса это всегда было фундаментальной частью жизни, и наша способность делиться этим была для него так же важна, как и разделение радости детей для него. меня.

Алекс почувствовал себя отвергнутым мной, когда дети взяли верх, и как будто его потребности были последними (что, честно говоря, они и сделали).Он ненавидел тот факт, что я всегда был усталым и что даже когда я выходил из дома, я хотел вернуться домой пораньше (прежде всего, думая о сне, а не о сексе). Он отчаялся из-за того, что меня больше интересовали разговоры о том, что произошло в тот день, чем то, что происходило в мире; и он чувствовал, что я недостаточно «поддерживал» его в его карьере, потому что меня больше заботили потребности детей, чем беспокоило, чистые ли его костюмы и его любимая еда в холодильнике.Я сказал ему, что он должен просто принять это, когда у тебя есть маленькие дети. Он не мог.

Чем больше я ощущал неспособность Алекса справиться, тем больше я погружался в материнство

По иронии судьбы, учитывая, что потребности родителей, естественно, отойдут на второй план, когда у них появятся крошечные иждивенцы, нуждающиеся в постоянной заботе, Абсе объясняет, что: «Переход к отцовству - это время, когда взрослые тоже больше всего нуждаются в заботе, и если ваш партнер не может сделать это за вас, накапливаются обиды.Мужчины становятся по-детски замкнутыми, уходят и заводят интрижки. Женщины злятся, ожесточаются и чувствуют себя брошенными вместе с младенцами ».

Абсе считает, что огромное давление на родителей сегодня усугубляет проблему, с которой пары сталкиваются, заставляя свои собственные отношения работать. «Раньше люди оставляли своих младенцев спать в саду на три часа, а сами уходили отдыхать, - говорит она, - но теперь мы пытаемся обмануть гораздо более высокие родительские ожидания. Что-то нужно дать, и то, что обычно заканчивается, - это отношения.’

Даже самые крепкие браки подвержены давлению синдрома второго ребенка. Когда я рассказываю другим матерям, что расстаемся с мужем, частый ответ: `` Я тоже хочу бросить свой! ''. А потом меня угощают какой-то ужасной историей о том, как меня бросили с детьми, в то время как ленивый мерзавец продолжал работать. экскурсия только для мальчиков. Но большинство браков выдерживают эту бурю, если муж может примириться со взрослым.

Даже самые крепкие браки уязвимы перед давлением синдрома второго ребенка

В нашем случае, однако, мы прочно закрепились на противоположных ролях: я, самоотверженная «мама-мученик», и он, несколько упорствующий. папа.Чем больше я ощущал неспособность Алекса справиться с ситуацией и чувствовал, что он отступает от нас - даже когда он был там физически, он эмоционально исчезал, прятался за своим BlackBerry, выглядел обиженным и регулярно терял самообладание - тем больше я погружался в материнство. Я хотел уделить своим детям безусловное внимание, которое, как я чувствовал, они не получали от своего отца, а также доказать - ему, им, себе - что по крайней мере один из нас был энтузиастом семейной жизни.

В нашем браке доминировали аргументы в пользу подсчета очков и аргументов «кто больше устал» (с регулярными обменами вроде: «Я трижды вставал прошлой ночью, а затем повел их обоих плавать!»). Ну, я работал по десять часов в день, чтобы заработать достаточно чтобы заплатить за уроки плавания! »), Алекс прибегнул к неверности как к окончательному побегу.Сначала в командировке, потом со старым другом, которого он встретил на свадьбе (я был там, но был озабочен логистикой по уходу за двумя детьми в отеле). Когда я узнал о втором романе, он признался в первом и, думаю, испытал облегчение, когда его выбросили из домашнего гнезда, ставшего для него тюрьмой.

Мы сейчас в дружеских отношениях, ради детей. Алекс недавно назвал наш брак в электронном письме общему другу «хорошим браком, но таким, который не выдержит напряжения двух детей, которые находятся слишком близко друг к другу, и мужа, недостаточно зрелого для этого».Я не возражаю. Мой гнев и разочарование по поводу того, что он должен был справиться с этим, - всего лишь демоны, с которыми мне придется научиться жить.

Я считаю, что если бы между детьми оставался промежуток более трех лет, мы все равно были бы вместе, но не счастливо (и, вероятно, ненадолго). Быстрая рождение двоих детей не разбило нас. Интенсивность этого опыта просто показала мне, что мы никогда не были подходящими друг другу в первую очередь: (почти) любая пара может прекрасно провести время вместе в отпуске, но пара, которая может быть счастлива вместе воспитывать детей, - это пара, которая оставаться вместе.

Душераздирающий развод, но я бы не променяла ни одного волоса на головах моих детей ради Алекса. В конце концов, мы были просто несовместимы - именно так я всегда объясняю наш раскол Анне и Джейку: «Маме и папе нравилось делать разные вещи». время идет.

Дважды без проблем…

Карен Вудалл, директор Центра разлученных семей, и Сюзанна Абсе, директор Тавистокского центра семейных отношений, дают свои советы по выживанию при синдроме второго ребенка.

  • Защитите себя от потери отношений в паре, назначив время, когда к вам придут другие, чтобы присмотреть за детьми и дать вам выходной - или, если вам повезет, уехать на выходные.
  • Когда вы получаете отпуск вместе, проводите его как взрослые, а не как родители. Ваши родительские отношения - это то, что вы делаете, когда находитесь со своими детьми. Без них вам нужно заново открыть искру, которая в первую очередь привлекала вас друг к другу.Найдите время, чтобы поговорить с каждым из ваших детей один на один, чтобы вы могли узнать их индивидуально, а не обременять себя заботой о двух сразу.
  • Получайте удовольствие, позволяя второму ребенку внести баланс в вашу семью: помните, что теперь, когда вас четверо, один из вас больше не остался в стороне.
  • По возможности стремитесь к трехлетнему разрыву между детьми - это пойдет на пользу развитию старшего ребенка, восстановлению матери после родов и здоровью супружеских пар.
  • Обращайте внимание на отношения и не думайте, что проблемы будут решены без энергии и труда.

Некоторые названия изменены

.

Почему так много женщин слишком напуганы, чтобы рожать второй раз?

После очень сложных первых родов четыре года назад, которые оставили у меня постоянные физические проблемы, а также достаточно серьезную эмоциональную травму, заставившую меня задаться вопросом, захочу ли я когда-нибудь снова забеременеть, мне осталось всего два месяца до второго ребенок.

Я решил, что этого ребенка родят путем кесарева сечения. Я сделал нелегкий выбор; Мне никогда раньше не делали операции, и, честно говоря, мысль об одной для меня пугает.Но не столько, сколько снова родить «естественным путем».

Я осведомлен о рисках операции. Но для меня есть также преимущества, которые намного перевешивают их, в том числе гораздо меньший риск ухудшения моего пролапса (коллапс внутренних органов и физическое состояние, которое мне все еще трудно набрать или сказать вслух, в возрасте 36 лет).

Наташа Перлман (на снимке) - бывший редактор журнала, через два месяца она должна родить второй раз

Если в этом отношении мне станет хуже, операции по исправлению проблемы могут быть гораздо более неприятными, чем кесарево сечение и заживление займет еще больше времени.

Причины, по которым я хотел сделать кесарево сечение на этот раз, также являются психологическими после травмы, полученной при рождении моей дочери, 33-часовых родов с последующим наложением щипцов. Мне почти стыдно признаться, что я плакал во время каждой встречи с акушеркой, физиотерапевтом и консультантом, которые у меня были на этот раз.

Я, конечно, осознаю, насколько мне повезло, что я снова легко забеременела и до сих пор прожила без осложнений семь месяцев. Но повторное переживание моего первого рождения снова и снова, будь то просмотр медицинских записей или внутреннее прикосновение, каждый раз сбивает меня с толку.

Вот почему я глубоко благодарен за то, что не только почувствовал, что могу попросить роды, которые, как мне кажется, подходят мне, но и за то, что меня выслушали и поддержали все профессионалы, с которыми я встречался с самого первого приема.

Но имею ли я, каждая женщина, право выбирать роды, которые мы хотим?

В конце концов, как женщины, наши тела созданы, чтобы рожать. Мы делаем это на протяжении тысячелетий, и большую часть этого времени даже без самого простого обезболивания.

Она говорит, что после тщательного рассмотрения она решила, что ее ребенок будет рожден путем кесарева сечения

Всемирно признанное исследование, проводимое Всемирной организацией здравоохранения, говорит нам, что - если нет осложнений - естественные роды означают более быстрое восстановление матери и ребенку легче сделать первый вдох.

Благодаря значительно улучшенным санитарно-гигиеническим и медицинским услугам, это намного безопаснее, чем когда-либо, и многие женщины страстно рассказывают о своем почти эйфорическом опыте гипно-родов, родов в воде и других безболезненных методов.

Я также очень хорошо осведомлен о том факте, что каждое плановое кесарево сечение обходится NHS в среднем в 3781 фунт стерлингов, по сравнению с вагинальными родами в 1985 фунтов стерлингов - хотя, конечно, стоимость «естественных» родов может привести к возникновению мелких осложнений. .

Мы не слишком шикарны, чтобы давить, мы слишком напуганы

В Великобритании в среднем чуть менее 700 000 живорождений в год, из которых почти 20 процентов - это кесарево сечение (как факультативное, так и экстренное) .

Однако я также знаю, что растет число женщин, подобных мне, которые просто не могут позволить себе родить «естественным путем» во второй раз после того, что произошло во время наших первых родов.

Мы не «слишком шикарны, чтобы давить» (фраза, которую я - и я уверен, что многие другие женщины - возмущены), - мы напуганы. И даже более того, защищая собственное тело. Что может показаться спорным и даже эгоистичным.

Но, как женщины, мы также должны уметь растить своих детей, и часто, уже пережив глубокую травму, мы знаем, что единственный способ сделать это - поставить на первое место собственное психическое и физическое здоровье.

Луиза Дэвис (на фото) говорит, что она маленькая женщина и перенесла то, что она описывает как «варварские» роды.

Медики слишком быстро указывают на риски кесарева сечения, но мало кто говорит о вреде, нанесенном этим "вспомогательные" роды - с помощью щипцов, вентиляции или эпизиотомии, когда кожа разрезается, чтобы освободить место для головы ребенка.Однако статистика показывает, что это становится нормой.

Практически каждый специалист, с которым я говорил об этом, - акушерка или врач - отмечал, что почти все их запросы на кесарево сечение исходят от женщин, перенесших ранее родовую травму.

Это поднимает вопрос о том, не чрезмерно ли преувеличена шумиха вокруг права женщины на кесарево сечение. Потому что, хотя это только анекдотично, это предполагает, что большинство женщин, рожающих в первый раз, действительно хотят попробовать естественный подход.

Но, что более тревожно, это также намекает на более серьезную проблему: слишком много женщин рожают так неправильно, что кесарево сечение становится предпочтительным для их второго ребенка, независимо от рисков серьезной операции.

Более 90 процентов женщин, родивших через естественные родовые пути, страдают от слезотечения или нуждаются в эпизиотомии, и до половины всех женщин, у которых есть дети, страдают той или иной формой пролапса и могут иметь длительные проблемы с недержанием или нуждаться в пожизненном физиотерапевте или лечении. дорогая и сложная операция по устранению повреждений.

Ежегодные затраты на последующее наблюдение для женщин, которым были установлены сомнительные сетчатые имплантаты для лечения пролапса, составляют ошеломляющие 245 миллионов фунтов стерлингов в год. Это не включает в себя расходы на операции или физиотерапию, по которым нет официальных данных.

По оценке Ассоциации родовых травм, около 200 000 женщин в год страдают от симптомов посттравматического стресса, связанного с их родами, в то время как уход за психическим здоровьем, связанный с родами в любой конкретный год, обходится NHS в 1 фунт стерлингов.2000000000.

Кесарево сечение становится предпочтительным выбором для все большего числа женщин, независимо от рисков серьезного хирургического вмешательства (фото из файла)

«По моему опыту, многие люди, которые обращаются с просьбой о плановом кесаревом сечении, считают его единственным - способ гарантировать, что они не смогут повторить то, что раньше часто было ужасным », - признает Лоуренс Импи, консультант по акушерству и медицине плода оксфордской больницы Джона Рэдклиффа.

«Я думаю, мы должны рассматривать это как нашу проблему не меньше, чем проблему женщин, и это проблема, которую мы должны решить.

Милли Хилл, основатель движения «Позитивные роды» и автор книги «Положительные роды», говорит мне: «Мы просто не получаем правильных родов. Слишком много женщин проходят ненужные вмешательства. Всемирная организация здравоохранения заявляет, что 80 процентов женщин должны иметь возможность рожать без вмешательства, но только около 40 процентов в Великобритании это делают.

«Так много родов становятся медицинскими, что мы теряем из виду, на что на самом деле способны наши тела.

«До тех пор, пока мы не улучшим способ« проведения »естественных родов, мы должны уважать женщин, если они выбирают вариант, в котором они чувствуют себя лучше всего, - что в настоящее время для многих является кесаревым сечением.

«Я знаю, насколько травматичным может быть то, что женщину не слушают - потому что это было с моим первым, индукционным введением и щипцами. Я всегда хотел домашних родов, и из-за того, что меня уговорили (чего я не хотел), мне не разрешили.

Эксперты говорят, что мы «не получаем правильные роды», поскольку все больше и больше женщин предпочитают не рожать естественным путем (фото из архива)

«Это сильно ослабило меня и вдохновило меня начать думать о том, как добиться родов в более позитивный способ.

«Для моих вторых и третьих детей я наняла частных акушерок и установила бассейны для родов в моем доме. Я чувствовал себя защищенным, менее уязвимым, и у меня был очень мощный и полезный опыт.

«И хотя я действительно верю, что естественные роды можно и нужно улучшить - и это жизненно важно, мы делаем это - - каждая женщина имеет право на роды, которые, по их мнению, подходят для них».

Слишком часто это просто неверно. Этот случай, как обнаружила 35-летняя Луиза Дэвис, учительница из Беркшира, когда она была беременна своим старшим сыном Тоби, которому сейчас два года.

«Я миниатюрный - рост 5 футов 1 дюйм и размер платья шесть - поэтому я знала, что с трудом справлюсь с вагинальными родами, когда сканирование на 36 неделе беременности показало, что он уже большой ребенок и, вероятно, будет весить около 7 фунтов 7 унций.

«Но когда я выразила свою обеспокоенность консультанту и спросила, могу ли я сделать кесарево сечение, она сказала мне:« Нет, нет, все будет в порядке ». Я был не в порядке ».

Рождение, точка, это риск. И, взвесив все варианты, я хотела, чтобы мое рождение было контролируемым риском.

Луиза была вызвана на неделю раньше из-за диагноза гестационного диабета. Она перенесла то, что она описывает как «варварские» роды с применением щипцов, за которыми последовала эпизиотомия, которая привела к разрыву второй степени. Она потеряла два литра крови, и через несколько месяцев ей потребовалась операция по удалению части рубцовой ткани.

«Консультант, который проводил операцию, сказал мне, что если у меня будет еще один ребенок и мне нужно будет сделать кесарево сечение, он полностью поддержит мой выбор», - говорит она.

«13 недель назад он родил моего второго ребенка, Чарли, путем планового кесарева сечения. Я чувствовал себя намного лучше, несмотря на то, что это серьезная операция и, конечно же, нелегкий и безболезненный вариант. После моего первого опыта у меня больше никогда не было вагинальных родов ».

Луизе повезло, что она получила эту поддержку. В апреле этого года 21 из 91 больничного фонда, опрошенного Daily Mail, признали, что отказывают женщинам от планового кесарева сечения, если у них нет медицинских причин - вопреки рекомендациям Национального института здравоохранения и качества обслуживания (NICE), в которых конкретно говорится: Женщинам, запрашивающим кесарево сечение, если после обсуждения и предложения поддержки вагинальные роды все еще не являются приемлемым вариантом, предложите плановое КС.'

Однако 21 из 91 больничного фонда, опрошенного Daily Mail в этом году, признали, что отказывают женщинам от планового кесарева сечения, если у них нет медицинских причин (фото из файла)

Ребекка Пендлтон, 32 года, владеет компанией, проводящей детские мероприятия и живет в Стаффордшире со своим мужем Беном, 34 года, кровельщик, и их детьми Дейзи, четыре года, и Арло, два года. Ей пришлось семь месяцев бороться за то, чтобы ей сделали плановое кесарево сечение после травматических первых родов.

«Несмотря на все в моих медицинских записях о первых родах, которые закончились экстренным кесаревым сечением, у меня были месяцы ада, пытаясь убедить медиков сделать мне плановое кесарево сечение.

«На восьмом месяце беременности консультант наконец признала, что к тому времени у меня были медицинские основания для кесарева сечения, в основном из-за опасно высокого кровяного давления, вероятно, из-за всего этого стресса.

«Роды Арло с помощью планового кесарева сечения казались спокойными и контролируемыми по сравнению с тем, через что я прошла ранее.

«Я не поддерживаю идею о том, что женщинам следует разрешать факультативное кесарево сечение по прихоти. Но когда кто-то пережил столь же травматичные роды, как мой первый, это сканд

.

Мужу, чья жена находится под опекой, разрешили видеться с ней всего на три часа с начала карантина

Двенадцать лет назад Ян Смит дал клятву, которую многие дают своей жене Сильвии, - иметь и держать ее, в болезни и в здравии с того дня. И когда два года назад, в возрасте всего 66 лет, у нее необъяснимым образом развилось агрессивное дегенеративное заболевание мозга, он сдержал свое слово.

Сильвия, которая любила путешествовать по стране с Иэном, чтобы смотреть живую музыку, и «была немного мастером» в приготовлении свадебных тортов, быстро стала прикованной к инвалидной коляске, не могла ходить, говорить за пределами странного слова, кормить, одевать и т. умыться.

Проведя большую часть 2018 года в условиях стремительного ухудшения ее состояния, 67-летний Ян, наконец, не смог справиться в одиночку. Но после того, как он нашел ей место в доме престарелых в соседнем Маркет-Харборо, Лестершир, он был рядом с ней до шести часов в день, каждый день, принося ей еду и оставаясь с ней, пока он не укладывал ее в постель на ночь.

Однако все это внезапно прекратилось 24 марта, когда страна была заблокирована. Дом престарелых закрыл свои двери для всех посетителей - и больше никогда не открывался, за исключением 30-минутного перерыва один раз в неделю.

Ян Смит с женой Сильвией до ее болезни. Два года назад, в возрасте всего 66 лет, у нее по необъяснимым причинам развилось агрессивное дегенеративное заболевание мозга

Фактически, с момента начала пандемии Ян мог видеть Сильвию в общей сложности менее трех часов с расстояния двух. метров - последний раз, 21 августа, годовщина свадьбы. Ему «разрешили» постоять рядом с женой всего несколько мгновений, пока один из сотрудников делал снимок.

«Я обнял ее, хотя знал, что не должен», - говорит бывший сталевар из Корби, Нортгемптоншир.«Я знаю, что ей стало хуже, потому что меня там не было. Раньше она улыбалась, а теперь я не знаю, узнает ли она меня ».

Говоря с Яном, вы чувствуете, что, как и многие люди в таких тяжелых обстоятельствах, последние пару лет он держал себя в руках, посвятив себя заботе для его жены, которая так быстро заболела и которую он так явно обожает. Он говорит: «Я просто не хотел, чтобы она когда-либо чувствовала себя одинокой или напуганной».

Никто не знает, что вызвало болезнь Сильвии, кортикобазальную дегенерацию, которая приводит к прогрессирующему повреждению мозга.Большинство пациентов не живут более восьми лет с момента заболевания.

Излишне говорить, что Иен был сломлен разлукой.

«Она все еще красива для меня», - говорит он. «Я просто хочу иметь возможность сидеть со своей женой и быть ее мужем.

«Когда мы поженились, я пообещал позаботиться о ней в болезни и здоровье. Но теперь я не могу. Она рискнула, и я просто хочу показать ей, что она сделала правильный выбор - мне страшно, что она думает, что я разочаровался в ней. Я просто не знаю, сколько она продержится в таком состоянии.На самом деле я ни с кем не контактирую, поэтому не понимаю, почему я больше рискую, чем сотрудник.

«Если бы пришлось, меня бы проверяли каждый день, но все, что я говорю, не имеет значения. Вместо этого мы оба страдаем каждый день ».

К сожалению, Ян тоже далеко не одинок в своем тяжелом положении. На прошлой неделе я писал о страданиях семей, которым дома престарелых не позволяли находиться со своими близкими - во многих случаях в течение шести месяцев.

Посвященные: Ян со своей женой Сильвией, которая быстро стала прикованной к инвалидной коляске.После того, как он нашел ей место в доме престарелых в соседнем Лестершире, он был рядом с ней до шести часов в день

Хотя ограничения по всей стране ослабли, огромное количество этих жизненно важных учреждений все еще закрыто, отказывается или резко ограничивает посещения. И, кажется, конца этому не видно. Благотворительная организация по борьбе с деменцией John’s Campaign подала иск в суд, чтобы заставить правительство внести поправки в правила, которые привели к этой кошмарной ситуации. Проблема, говорится в нем, в том, что в домах престарелых ввели правила изоляции, строго ограничивая посещения, если они вообще разрешены, и запрещая физический контакт.

Но в своем стремлении защитить уязвимых пожилых жителей руководители пренебрегли одной из самых важных частей здоровья своих жителей: повседневным общением с теми, кто заботится о них больше всего.

В ответ на нашу статью мы получили множество писем и электронных писем от читателей, в которых говорилось, что они тоже были насильственно разлучены с самыми важными людьми в их жизни - мужьями и женами, родителями и детьми, разлученными.

Лишь некоторых из них мы включаем ниже - их боль, как и у Яна, ощутима.И многие также описывают шокирующее ухудшение своего здоровья или даже смерть своего родственника, находящегося под опекой. Цифры подтверждают это - с момента начала карантина количество смертей от деменции, не связанной с Covid-19, увеличилось на 52%.

Юристы John’s Campaign будут утверждать, что дома престарелых нарушают законы о правах человека.

Сильвия, на фото до болезни, с удовольствием путешествовала с Яном, чтобы смотреть живую музыку

Департамент здравоохранения и социальной защиты заявляет, что «нашим главным приоритетом является предотвращение инфекций» и что «правила посещения должны быть адаптированы к индивидуальному дому. '.

В новом руководстве говорится, что людям, живущим в домах престарелых, следует разрешать «одного постоянного посетителя», и, хотя прикосновения не запрещены, их следует «сводить к минимуму». В нем говорится, что «если посетитель вступает в тесный личный контакт с жителем, ему может потребоваться носить СИЗ, помимо маскировки лица». Но он также признает, что следует делать поправки, если «резидент» испытывает «трудности с принятием маскировки лица».

Очевидно, есть место для интерпретации. Но, похоже, из-за осторожности многие дома интерпретировали этот совет самым драконовским образом.

Существует также проблема «статуса без Covid» - дома полностью закрываются на 28 дней и, как утверждают некоторые, жители запирают свои комнаты на этот период, как только будет установлен один диагноз. Но как долго это будет продолжаться? И сколько еще человек умрет от хорошо известных вредных последствий социальной изоляции для людей с деменцией?

В апреле, после того, как появились печальные истории о пациентах, в том числе о детях, умирающих в одиночестве в больнице, их семьям было запрещено находиться с ними из-за ограничений, связанных с коронным разрядом, государственный секретарь по вопросам здравоохранения Мэтт Хэнкок пообещал разрешить семьям быть вместе, в person, «везде, где возможно».

Тем не менее, в этом вопросе он, похоже, остался нейтральным. Он говорит, что «симпатизирует», но «отдал право принятия решений на район и на сами дома».

И без четкого руководства тысячи семей продолжают страдать, не к кому обратиться. Возможно, тогда чтение их слов в следующих письмах окажет благотворное влияние на министров и других официальных лиц, которые бездействуют в условиях этого нарастающего кризиса ...

«Душераздирающий ... и варварский»

  • Лиз Оффорд, 77 лет, из Сейла, Траффорд:

«Моему мужу Рэю 82 года, он болеет сосудистой деменцией более девяти лет и лечился семь лет.Дом в хорошем состоянии, и Рэй, которому пришлось нелегко, был устроен, пока вирус не поразил. Это означает, что шесть месяцев прошло почти без контактов. Раньше я мог проводить с ним по три-четыре часа каждый день.

«Мы попробовали видеозвонки, и у меня есть несколько секунд, чтобы увидеть его, но он просто кричит мне, чтобы я ушел. Это обидно, но он просто не понимает, что происходит. Мне дали 30 минут поговорить с ним, я сидел у открытой двери, а он сидел внутри в инвалидном кресле. Но толку от этого нет, он глухой.Он сказал мне: «Ты бросил меня».

Больно: Лиз Оффорд с мужем Рэем, который думает, что она бросила его. Она сказала: «Это так больно. Я бы хотел, чтобы он был дома, но не мог, потому что его слабоумие делало его агрессивным »

« Это так больно. Я бы хотел, чтобы он был дома, но не мог, потому что его слабоумие делало его агрессивным.

«Я так зол, и говорить с менеджером бесполезно, потому что они говорят, что это новые правила. Это как кирпичная стена. Я не могу ни упасть, ни пройти, я просто бьюсь об это головой снова и снова.

  • Кристина Бут, электронная почта:

«Я проживаю в Манчестере, поэтому живу в соответствии с местными ограничениями. Это означает, что нас даже не пускают в сад дома престарелых для посещения моей мамы.

«Это просто смехотворно, поскольку у Covid-19 нет шансов проникнуть через окно. В этот период у моей матери случился инсульт, и мне до сих пор не разрешают видеться с ней.

«Это варварство. Она, должно быть, чувствует, что ее бросили ».

  • Кей Джонс, около 60-ти лет, Маркет-Харборо, Лестершир:

« Мне разрешили три 20-минутных визита, чтобы увидеться с моим мужем Дэвидом, которому 83 года, но я Я иду через комнату, в полном СИЗ, поэтому он меня едва узнает.А он просто плачет, говоря: «Все кончено».

«Он упал дома и был выписан в дом престарелых в июне. На самом деле у меня не было выбора, но я думал, что так будет лучше.

«До болезни мы любили путешествовать. Но у него болезнь Паркинсона и слабоумие, поэтому в конце концов я все делал за него.

«Когда я звоню домой, мне говорят:« Не волнуйся, он о тебе не спрашивает ».

«Это как потерять близких, но без тела. Все это так нереально.

«Мы сделали жизнь детей лучше, а как насчет пожилых людей?

«У них больше нет жизни, и это так грустно.

«Давид всегда был помощником

.

Смотрите также