РСП как типаж

Общие черты и мотивации

Обычно представляет из себя ОЖП с активированным, но вовсе не всегда зрелым «материнским инстинктом». Как уже говорилось, чаще всего это ОЖП, которой достаточно одного факта рождения ребёнка, без глубокой предварительной подготовки и оценки себя как матери, а равно – без тщательного планирования и основной подготовки ко всем стандартным следствиям собственного материнства. Такой безответственный подход к рождению нового члена социума косвенно характеризует саму будущую РСП. «Прицеп» у РСП может появиться по самым разным причинам. Самые распространённые:

1. «Хочу ребёнка»

Рождение ребёнка по собственному желанию, зачастую – без должного согласования необходимости завести его с будущим отцом. Является обычной прихотью любой инфантильной женщины, видимо, не доигравшей в детстве в «дочки-матери».

2. «Залёт»

Он же – незапланированная беременность. Чаще, первая, когда женщина отказывается от аборта. Понятно, что она априори без должного внимания относится к предохранению от нежелательной беременности.

Залёт также может произойти, например, для вступления в ЗБ, «удержания» понравившегося мужчины и массе других обстоятельств. Таким образом, в этой ситуации осознанная мотивация деторождения у женщины также отсутствует.

3. Убеждение «без ребенка – не семья»

Традиционное популярное заблуждение, свойственное как ОЖП, так и ОМП. Ребёнок появляется по факту заключения ЗБ, который как бы легализует, а, для некоторых – делает должным деторождение.

4. От большой «любви»

Случаев, когда ОЖП заранее хочет от ОМП ребенка, просто познакомившись с ним – сейчас очень много. Оценивается при этом мужчина только в плане личной симпатии или, если хотите, собственной страсти. Его способности как будущего отца – неоправданно игнорируются. Результат обычен для таких контактов: любовь перегорает, семья либо распадается, либо не образуется вообще.

Другие тенденции к неразумному деторождению

Причин рождения «прицепа» у ОЖП, безусловно, значительно больше. Но, как уже становится понятным – в подавляющем большинстве случаев – ребёнок рождается женщиной без должной ответственности, в угоду каким-либо необоснованным причинам, а потому – уже изначально считается ею инструментом самореализации либо рычагом воздействия на кого бы то ни было (мужа, свекровь, государство и проч.). Но практически никогда дитя не оценивается как будущий член дружной семьи либо как субъект общества, с которым предстоит провести немалую работу в течение продолжительного срока.

Такой подход, безусловно, отражается и на самом ребенке, который, с одной стороны, превратится в обременительного для будущего спутника РСП «спиногрыза», в «прицеп», а, с другой – подходы к воспитанию ею ребенка неполноценны априори. Например, после сюсюкающей игры «Дочки-матери v. 2.1» ребенок передается в детсад, школу, институт. И в дальнейшем, если он явно начинает деградировать, демонстрировать ненормальное, девиантное поведение – ответственность за это перекладывается не на пробелы в семейном воспитании (да и может ли считаться союз «мать-дитя» семьей?), а на те же детсад, школу и институт.

Почему?

У РСП продолжает работать собственная инфантильность и потребительство, мнение о том, что все и вся ей должны, например: учителя в школе «должны» не только обучать ее отпрыска предметам общеобразовательного цикла, но и заниматься его воспитанием, словно это не обычная общеобразовательная школа, а целый кладезь премудрых наставников с полным пансионом.

Инфантильное самоутверждение через материнство

Отсутствие серьезного подхода к деторождению со стороны женщины прямо указывает на ее личностную ущербность, незрелость, умственную и социальную неполноценность и постановку факта деторождения в зависимость от массы различных обстоятельств, среди которых, пожалуй, исключается только реальное и обоснованное желание и готовность стать матерью. РСП считает себя матерью по факту деторождения, а не по факту самого прямого и постоянного участия в жизни и развитии собственного ребенка.